На главную страницу узла
На главную страницу библиотеки 

Наша библиотека

 

8 МАРТА И ПРАВОСЛАВИЕ

дарите подарки и цветы любимым женщинам, и не только на 8 марта.

Я не люблю крайностей. 8 марта - праздник, к которому мы привыкли. Но есть и Православный праздник   - жен-мироносиц.

Я размещаю без любых своих замечаний четыре статьи, выражающие  совершенно различные точки зрения:

  1. Священник Андрей Дудченко 8 марта - рудимент советской эпохи

  2. Журналист Валерий Каджая Берегитесь Кураева или как еврейский праздник Пурим стал Международным женским днем

  3. Журналист Валерий Каджая  О празднике 8 МАРТА

  4. Диакон Андрей Кураев Можно ли не праздновать 8 марта?

    список статей можно продолжать бесконечно долго ...

     

     

8 марта - рудимент советской эпохи

священник Андрей Дудченко

Приближается день 8 марта, который в нашем светском календаре до сих пор по традиции называется «Международным женским днем». В этот день мы освобождаемся от работы, а наши «прекрасные половинки» ожидают от нас знаков внимания, цветов и подарков. Такова традиция. Мы радуемся празднику, не особенно вникая в его смысл. Однако, проходит время, смысл праздника окончательно выветривается, и мы, православные, спрашиваем себя: что, собственно, мы праздновали, и почему именно 8 марта?

Идеологического обоснования этого празднования в официальной пропаганде никогда не было. Интересное объяснение этой загадки выдвинул диакон Андрей Кураев в своей статье «Можно ли не праздновать 8 марта?». Статья вызвала яростную полемику.

Отец Андрей полагает, что в данном случае мы, «приглашенные на праздник», отмечаем вовсе не то, что на самом деле празднуют инициаторы. Праздник 8 марта был задуман не как день прославления женщин вообще, но женщин с определенными качествами. Этот праздник на заре революции газета «Правда» называла «днем женского Рабочего Интернационала». 8 марта задумывался вовсе не как день Прекрасной Дамы, но - эмансипированной женщины-революционерки (напомним читателю, что советская идея «равенства полов», популярная сегодня и на Западе, привела у нас к появлению такой «женской» профессии как асфальтоукладчица). Но почему же именно восьмое марта, а не, скажем, первое?

Внимательно присмотревшись к портретному ряду создателей «нового мира», о. Андрей Кураев замечает, что коммунистический Интернационал был на редкость мононационален. Представим себя на месте Клары Цеткин, которую о. Андрей считает еврейкой (на самом деле она была арийской немкой). Для нее, считает о. А. Кураев, вполне естественны были ассоциации с историей еврейского народа, и посему, когда партия сказала: «Надо придумать женский праздник», Клара ответила: «Есть», и вспомнила об Эсфири, которая спасла свой народ от власти жестокого тирана. В иудейской традиции Эсфири посвящен самый веселый праздник года - Пурим, празднующийся как раз на стыке зимы и весны. В 1909 г. подвижный праздник Пурим отмечался накануне 8 марта.

Мы не будем излагать сейчас историю царицы Эсфири, она подробно описана в одноименной книге, входящей в состав Библии. Праздник Пурим - праздник в честь избиения врагов. Ветхозаветный народ, народ «жестоковыйный», с помощью хитрости Эсфири освободился от власти персов. Но поскольку, по словам апостола Павла, «все Писание богодухновенно» (2 Тим. 3: 16), нам следует крайне взвешенно и осторожно подходить к оценке лиц, описанных в библейских повествованиях.

Но необходимо помнить, что царица Эсфирь почитается нашей Церковью наряду с прочими ветхозаветными праведниками в неделю Праотец (за две недели до Рождества Христова). И это вполне объяснимо: ветхозаветный человек еще не вырос до Евангельских норм. Мы ни в коем случае не отвергаем Книгу Эсфири, но и не считаем, что сейчас следует буквально копировать то, что было необходимо тогда для сохранения Израиля и веры в единого Бога.

Жесткие методы борьбы были в почете у идеологов «диктатуры пролетариата». Ветхозаветная кровожадность продолжила свою жизнь в годы революционного лихолетья, и это о. Андрей считает одним из оснований для отождествления празднования 8 марта с Пуримом.

Примечателен и праздник 23 февраля, который о. Андрей также увязывает с Пуримом. Дело в том, что приход к власти в России большевиков повлек за собой перемену календаря. При этом 8 марта по новому стилю пришлось на 23 февраля по старому. Это вполне объясняет близость «женского» и «мужского» дней в советском календаре. Позже, через несколько лет после объявления 23 февраля праздничным днем, был создан миф о «дне Красной Армии» (1922), а в 1917 году 7 марта «Правда» писала о том, что «пролетарский Интернационал назначил 23 февраля днем международного женского праздника». Кроме того, 23 февраля ознаменовано одним из самых позорных дней в истории России - в этот день в 1918 г. ЦИК Совнаркома принял условия «Брестского мира», что фактически означало капитуляцию России в Первой мировой войне и превращение войны с внешним врагом в войну гражданскую, против собственного народа.

Основатели Советского государства были воинствующими безбожниками, и вряд ли руководствовались бы иудейскими религиозными мотивами при выборе даты для «женского дня». Творцам «социалистического отечества» нужно было создать свою систему верований, обрядов и ритуалов в противовес Православию и Таинствам Церкви. Советские традиции - жуткая пародия на религиозную жизнь, фальшивка, утопическая пустышка. Но все же создателям этой грандиозной подмены нельзя отказать в изобретательности: партия вместо Церкви, труп вождя вместо Живоносного Гроба Спасителя, портреты руководителей вместо икон, партсъезды вместо церковных Соборов, демонстрации вместо крестных ходов и т. п. Вместо почитания Пречистой Матери Божией люмпенизированной рабоче-крестьянской толпе был предложен «женский день», так удачно вписавшийся в советский календарь. В самом деле, трудно было выбрать лучшее время для «празднования», чем раннюю весну, когда пробуждается от зимнего сна природа, по-весеннему начинает светить солнце и распускаются первые цветы-подснежники.

Вероятно, сама идея женского праздника и возможна. Тем более, что наши современники не задумываются об истоках празднования 8 марта, а просто воспринимают этот день как повод подарить цветы своим дорогим женщинам. Конечно, от подарков не стоит отказываться. Не нужно обижать отказом тех, кто вспомнит в этот день о вас. Но, тем не менее, эту странную дату не стоит воспринимать как праздник. Нам стоило бы держаться собственных традиций, тем более что в Православной Церкви второе воскресенье после Пасхи посвящено воспоминанию жен-мироносиц, которые в утро Воскресения спешили ко Гробу Христа и первыми получили радостную весть о Его восстании из мертвых. Задумаемся о том, каков наш идеал: эмансипированная мужеподобная революционерка или же заботливая и чуткая жена-христианка? Вряд ли кому импонирует первый тип. И если так, то давайте помнить, что наших жен и матерей, сестер и коллег мы в свое время сможем поздравить с их настоящим праздником, когда Церковь прославляет заботу и верность жен-мироносиц. А еще лучше: давайте не будем забывать их и в прочие дни.

Жертвенная любовь к жене, матери, сестре обязывает нас заботиться о них, защищать, радовать их своей любовью и вниманием. Создание семьи - это не только знакомство, ухаживание и свадьба, но и каждодневное служение в любви. А для того, чтобы будни семейной жизни наполнить радостью, необходимы знаки внимания. Поэтому - дарите подарки и цветы любимым женщинам, и не только на 8 марта.

http://www.kiev-orthodox.com/culture/modern/8march.htm

 

Берегитесь Кураева или как еврейский праздник Пурим стал Международным женским днем

журналист Валерий Каджая

Тематическое приложение "Известий" № 36 от 1 марта было посвящено Дню женщин и, естественно, открывалось большой статьей в честь этого, ставшего поистине всенародным, праздника. Автор статьи Светлана Епифанова сообщает много интересных сведений о том, как в разных странах, например, в Испании, Японии, Китае, чествуют Женщину. Но самое интересное связано, конечно, с историей собственно 8 марта. Из статьи мы узнаем, что дата эта была выбрана не случайно. Оказывается, в этот день отмечается еврейский праздник Пурим. "В тот год, когда Клара Цеткин и ее соратницы решили впервые праздновать Международный женский день, праздник Пурим пришелся как раз на 8 марта", - пишет Светлана Епифанова.

Очень интересное открытие, между прочим. Но принадлежит оно не журналистке, автором его является диакон Кураев. О том, как еврейка Клара Цеткин по заданию еврейского руководства Интернационала внедрила в революционное движение еврейский праздник Пурим под видом Международного женского дня, Кураев посвятил целую книгу под броским названием "Как делают антисемитом". В демократической прессе она получила единодушную оценку как откровенно юдофобская. Приведу всего одну лишь цитату из Кураева и сразу станет ясно, "ху есть диакон".

"Что-то личное ассоциируется у творцов этого праздника с этой датой… Раз мотивы были личными – значит надо присмотреться к личностям. Роднили этих корифеев и героев не только принадлежность к партии революции и преданность идеям Интернационала. Еще у них было этническое родство… Клара Цеткин – еврейка. И для нее вполне естественны ассоциации с историей ее родного народа… Понимаю, что тут не уйти от вопроса – а с чего я взял, что Клара Цеткин помнила Пурим? Ведь она, скорее всего, не была практикующей иудейкой. Но дело совсем не в том, ходила ли Клара Цеткин в синагогу в пору своей революционной деятельности. Дело в том, что в ее памяти не могли не остаться детские воспоминания об этом празднике. Для Клары Цеткин Пурим не был просто книжным воспоминанием. Это то, что с детства входит в сознание иудея. А потому даже для того еврея, который порвал связь со своей национальной религиозной традицией, детское воспоминание о Пуриме очень живо. Так безосновательно ли предположение, что в сознании еврейских лидеров Интернационала женское революционное движение ассоциировалось с именем Эсфири, а 8 марта было избрано ими в силу привычки праздновать в эти дни семейный праздник Пурим?"

Тут диакон мог бы в восторге от самого себя запрыгать и воскликнуть: "Ай да Кураев, ай да сукин сын!". Так размахнуться, - это каким же надо быть способным человеком! На все способным. Потому, что сочинять подобным образом может только человек или с очень пониженным уровнем совести, или с очень повышенной температурой мозга.

Ибо:

а) Клара Цеткин еврейкой никогда не была и в роду ее до энного колена нет ни одного еврея. Она родилась в семье приходского учителя Готфрида Эйснера, человека глубоко верующего, совмещавшего преподавание в школе закона Божьего с игрой на органе в сельской церкви. И, когда уже на склоне лет, Клара Цеткин приехала в родное Видерау, что близ, Лейпцига, она попросила открыть ей кирху, где она девочкой помогала отцу играть на органе, и более часа просидела там в полном одиночестве, отдаваясь нахлынувшим чувствам. Вот такие у нее были детские воспоминания…

б) В 1910 году на II Международной конференции социалисток по предложению Клары Цеткин была принята резолюция о том, чтобы ежегодно проводить женский день, "который в первую очередь служит агитации за предоставление женщинам избирательного права". Из резолюции совершенно очевидно явствует, что Международный женский день задумывался отнюдь не как праздник, но как чисто политическое мероприятие, а Пурим – действительно праздник, родной брат нашей Масляницы, европейского Карнавала, греческих Дионисий (или Вакханалий), болгарского Кукере, персидского Новруз-Байрама. Все они родом из новогоднего праздника, отмечавшегося в древнем Вавилоне и обрядность которого распространилась затем по всему Средиземноморью и далее до Урала и Скандинавии.

в) Датой Международного женского дня по предложению члена ЦК социал-демократической партии Елены Грюнберг (тоже немки) было утверждено 19 марта – в честь победы берлинских рабочих в революционных боях в 1948 году. И первый Международный женский день отмечался в 1911 году в Германии, Австрии, Дании и Швейцарии именно 19 марта. В 1912-м он проходил в тех же странах, но 12 мая. В 1913-м получился полный разнобой: в Германии отмечали 12 марта, в Австрии, Чехии, Венгрии, Швейцарии, Голландии – 9 марта, во Франции и России – 2 марта. Это было связано с чисто организационными трудностями. И только в 1914 году впервые повсеместно Международный женский день проводили 8 марта, так как он совпал… нет, не с Пуримом, а с воскресеньем, то есть, с нерабочим днем. Да так и закрепился на этой дате;

г) В те же годы Пурим пришелся на март, но: в 1911-м на 14-е; в 1912-м на 3-е; в 1913-м на 23-е и в 1914-м на 12-е.

Все это можно легко проверить в любой публичной библиотеке в течение одного вечера. Почему этого не сделал "сукин сын Кураев"? Ведь он не простой диакон (низшая ступень в священническом служении), но доктор богословия, профессор Свято-Тихоновского православного института. Он отлично знает, как надо работать с источниками, но "повышенная температура мозга" заставила его идти на заведомую ложь. Более того. Ровно три года назад, вскоре после выхода книги "Как делают антисемитом", Кураев был пойман за руку и уличен во лжи во многих СМИ. Как должен поступить в таком случае истинно православный человек, а тем более духовного звания? Наверное, покаяться и принести извинения читателям за то, что вольно или невольно ввел их в заблуждение. И, конечно же, немедленно изъять из продажи лживую книгу. Ничего этого Кураев не сделал. Книга пользуется огромным спросом и потому тираж ее постоянно допечатывается. А продается она только в церквах и церковных лавках, хотя иерархи РПЦ не могут не знать, обязаны знать о скандале, вызванном ею. Накануне 8 марта отрывки из кураевской книги, где вновь пережевывалась протухшая ложь по поводу Пурима, замаскированного под Международный женский день, заполонили Интернет, в котором диакон обосновался давно и основательно.

Возможно, когда скандал уже ну никак нельзя будет игнорировать и дальше, Кураев и покается. Ему не впервой. Однажды он уже каялся за сотрудничество с КГБ, за то, что писал доносы на своих соотечественников, обучавшихся вместе с ним в Духовной академии в Бухаресте. Бывший секретный сотрудник (сексот на гебистском жаргоне), нынче стал открытым. Теперь он открыто пишет доносы на целый народ.

 

О ПРАЗДНИКЕ 8 МАРТА

журналист Валерий Каджая

Более двух лет назад "НВ" и ряд других изданий дали не просто критические, но разгромные статьи в связи с выходом книги А. Кураева "Как делают антисемитом", приводя факты прямой лжи и подтасовок, которые использовал неразборчивый в средствах диакон. Но книгу продолжают продавать в православных церквах, 10-тысячный тираж разошелся по меньшей мере уже раз десять, следовательно, книга все это время допечатывается!

Диакон Андрей Кураев в свое время успешно закончил философский факультет МГУ и был принят там же в аспирантуру на кафедру научного атеизма. Занятия марксистской философией будущий православный священнослужитель и богослов дополнял, как он сам об этом признался, чистосердечно покаявшись, добровольно-осведомительской деятельностью в качестве сексота, то есть секретного сотрудника КГБ. Но слава богу, в конце концов разобрался, что учение Маркса не потому всесильно, что верно, а верно потому, что всесильно. А разобравшись, ушел в религию. Там и нашел ответ на сакраментальный вопрос.

"В любой революции, – пишет он в своей книге "Как делают антисемитом", – направленной на разрушение канонов и традиций, национальных форм бытия и сознания, евреи принимают активнейшее участие – или прямо ее устраивая, или провоцируя ее постоянным брюзжанием по поводу "этой страны" и "этих догм", или же организуя ей информационно-рекламную поддержку". Согласно Кураеву, в евреях изначально, на генетическом уровне, заложено нечто такое – "неосязаемое и неуловимое в целом – в основе своей враждебное нравственному и социальному порядку", сложившемуся в любом народе, среди которого поселялись сыны Израилевы. Как считает Кураев, "только евреи обладают чутьем, безошибочностью инстинкта и абсолютной безоглядностью в логике отрицания".

Для наглядности диакон приводит в своей книге притчу Владимира Солоухина, в которой тот в метафорической форме и весьма доходчиво нарисовал природу революции. Смысл ее таков. Живет в крепком и светлом доме большая и благополучная семья ("большой народ". – В. К.). Попросился прохожий человек ("малый народ", то есть евреи. – В. К.) приютить его на несколько дней. Его приютили, а он стал исподволь науськивать и натравливать друг на друга многочисленных домочадцев. "Через неделю, – заканчивает притчу Солоухин, – в доме ни мира, ни семьи. Драки, кровопролития, убийства. Кого в больницу везут, кого на каторгу. После убитого мужа осталась Марья одна. Странник женился на ней и стал в доме хозяином... А между прочим, по этой простенькой схеме происходили на земле все революции". Вот так, простенько, но со вкусом. Теперь будем знать, что Английскую буржуазную и Великую французскую революции, а также Реформацию в Германии, бунт Пугачева, войну английских колоний за независимость в Северной Америке, восстание тайпинов в Китае и т. д. и т. п. – все их устроили евреи.

Правда, схема не всегда срабатывает. Очень часто, подчиняясь инстинкту самосохранения, организм начинает вырабатывать антитела и бороться с чужеродными пришельцами. "Показательно, – делится очень важным наблюдением Кураев, – что каждый раз погромы следуют за волной ассимиляции евреев к местной культуре. Значит, не само по себе ощущение отчужденности евреев было причиной антисемитизма. Скорее напротив, когда народ лучше узнавал склад мировоззрения евреев – он устраивал антиеврейские бунты". То есть погромы евреев как защитную реакцию на еврейскую экспансию.

Зачислив, таким образом, весь народ скопом в "нехорошие", Кураев, естественно, считает нехорошим и каждого еврея в отдельности. Но особое раздражение, прямо-таки болезненную неприязнь, вызывает у него еврей, которого многие православные считают своим духовным учителем, – Александр Мень.

"Нехорошая кровь"

"И так силен в евреях революционный пафос, – пишет диакон в развитие своей концепции "нехорошего народа", – пророческий пафос, твердящий "мы в ответе за все", что даже в крещеных евреях, принявших священство и, более того, монашество, он продолжает вспыхивать. Весьма часто приходится замечать, что этнический еврей, ставший православным священником, превращается в человека "партии" и крайности... И он или уходит в эксперименты, модернизм и экуменизм, требуя "обновления", или же проводит "консервативную революцию".

Те, кто читал другую книгу Кураева "Оккультизм в православии", отлично понимают, о ком идет речь. Именно там диакон впервые назвал А. Меня "человеком партии", точнее, "партийным батюшкой". Примечательно, что книга та вообще открывается главой с красноречивым названием "Александр Мень: потерявшийся миссионер". В ней диакон, вот уж действительно потерявшийся в своих многочисленных фобиях, дает волю обуревающему его антисемитизму. И какому-то, на уровне почти подсознательного неприятию личности свободномыслящего, не зашоренного догматизмом проповедника, православного не только формально, но прежде всего по духу. Эту незашоренность и духовную раскрепощенность протоиерея Меня наш новоявленный Торквемада объявляет... диссидентством, а причины "отступничества" от истинной веры он ничтоже сумняшеся находит все в том же "нехорошем" происхождении.

"Инстинкт диссидентства у отца Александра заложен, похоже, уже на уровне национального характера", – утверждает Кураев. "Быть иным и ощущать свою инаковость и подчеркивать, культивировать ее, – продолжает он, – одна из характерных черт еврейского мироощущения (точнее, самоощущения), и в отце Александре она присутствовала вполне..." И для Кураева совершенно не важно, что Мень с самого своего рождения воспитывался в православной среде, что крещен он был в младенчестве родной матерью – еврейкой по происхождению, христианкой по вероисповеданию, и не просто христианкой, а прихожанкой катакомбной Церкви, то есть наиболее гонимой большевиками, ибо так и не признала их власть. Важно, что еврей по происхождению.

"Мень есть разрушитель русского православия, ибо "нехорошая кровь" гуляет в нем, толкает в инакомыслие, в разрушительную стихию критики закостеневших догматов". Но именно эту черту самоощущения Александра Меня высоко оценил не кто-нибудь, а сам глава Русской православной церкви Алексий II, выделив в трудах протоиерея прежде всего то, что "ни одно из его суждений не противоречит сути Священного Писания, где как раз и подчеркивается, что "надлежит быть и разномыслиям между вами, дабы открылись искусные (1Кор.11:19)".

Искусным явился Александр Мень, но именно это вызывает глухую злобу (а может, глухую зависть?) у Кураева и его единомышленников, почему-то возомнивших себя этакими столпами православия, обладателями Истины в конечной инстанции. Поэтому Кураев боится того, кто ищет Истину, и, противореча Патриарху, как тот католик, который святее папы Римского, пытается под видом защиты православия очернить Александра Меня.

Кураев даже не истолковывает по-своему А. Меня, а просто переиначивает и перевирает его, делая это на всем протяжении упомянутой мною главы и приписывая А. Меню склонность к оккультизму, астрологии, парапсихологии и даже... униатству. Да, да, он прямо так и заявляет: "Если мы захотим определить конфессиональную позицию писателя Александра Меня, то вывод будет определенный: униат, то есть католик, исповедующий католическую доктрину и при этом ценящий православный обряд". Иными словами, Мень православный лишь внешне, лишь с точки зрения обрядовой приверженности, а внутренне, по духу, он – истинный католик. Замечу в скобках, что для Кураева католик даже хуже еврея, хотя уж дальше вроде бы некуда. Таким образом, Мень – "нехороший человек в кубе": еврей, католик да к тому же тайный.

Русскоязычный эфиопский поэт

И тем не менее, видимо, все-таки прав кое в чем, но по-своему Кураев, утверждая, что "недоверчивость является одной из христианских добродетелей" и что "верить без проверки можно только Матери-Церкви, а в остальном христианин должен быть недоверчив", хотя я всегда почему-то считал, что добродетельный христианин – это прежде всего тот, кто любит ближнего своего априори, то есть изначально, а какая тут любовь, когда заранее не доверяешь! Между прочим, задолго до Кураева эту же мысль, но более четко и откровенно сформулировал, я бы даже сказал "отчеканил", кровавый вождь Великой французской революции, ярый богоборец Максимильен Робеспьер: "Основная добродетель гражданина есть недоверие". На недоверии к согражданам строилась и вся система надзора, осуществлявшаяся советской властью в первую очередь через так называемые "органы": ВЧК – ГПУ – НКВД – КГБ. Вот откуда этот дух в бывшем гэбисте, а ныне православном священнослужителе. Вот почему, уже учась в Румынии в Духовной академии, А. Кураев по заданию все тех же органов писал в Москву на Лубянку доносы на своих соотечественников, обучавшихся вместе с ним: что они говорят в неформальной обстановке, как отзываются о политике и, вообще, что у них на уме.

Но вернемся к предмету обсуждения. Действительно, как можно верить искренности человека, который публично воспевает Россию, а в приватном письме ближайшему другу откровенно признается в обратном: "Я, конечно же, презираю отечество мое с головы до ног..." Истинно русский патриот, как, например, Кураев, так оскорбительно о своем отечестве никогда не посмел бы даже подумать. Это позволил себе русскоязычный эфиопский поэт Александр Пушкин. Другой русскоязычный, но шотландский поэт Михаил Лермонт(ов) обозвал Россию "немытой". А Михаил Евграфович Салтыков- Щедрин и вовсе вывалял Россию в дегте и пухе, изобразив ее этакой страной дураков, одним большим городом Глуповым. Вот тут в самый раз и проявить христианскую добродетель и, как в том анекдоте, "проверить, не еврей ли?" А заодно проверить и диакона: такой ли уж он сам патриот или прикидывается, потому как считает англичан и немцев умнее русских.

"Русскоязычный эфиопский поэт" – сей термин, простите, не есть плод моего воспаленного остроумия. Авторство и здесь принадлежит нашему ученому диакону.

В своем вот уж поистине зоопсихологическом антисемитизме Кураев доходит до прямого кощунства. Вот что он пишет: "В свое время отец Александр Мень сделал много. В свое. Но сейчас – иное время. Он ушел вовремя. Вовремя означает: в то время, когда кончилась та эпоха, в которой он был своим. И еще он ушел вовремя – чтобы не быть втянутым в политику, чтобы не стать "партийным батюшкой", "духовником «ДемРоссии»", чтобы не быть разменянным и оскверненным партийными и межпартийными разборками. Представьте, если бы он был жив в 1991 – 1996 годах... Его объявили бы "новым Сахаровым", "совестью эпохи", его растаскали бы по митингам, "коллективным письмам" и предвыборным кампаниям. Лозунги: "Голосуй или проиграешь!", "Голосуй сердцем!" – были бы озвучены голосом отца Александра. Из него постоянно вытаскивали бы негативные оценки деятельности Патриарха и "официального православия". Его превратили бы в защитника сект".

Что делает диакон: он приписывает мертвому Меню то, что тот якобы мог совершить, оставшись в живых.

А как цинично и зловеще звучит кураевское "он ушел вовремя". Как будто диакон не знает, что Меня злодейски убили.

Частное мнение и "могучая кучка"

В предисловии к своей книге "Как делают антисемитом" Кураев пишет: "На этой книге нет официального церковного благословения. Это значит, что за все, что в ней написано, отвечаю лишь я, а не Русская православная церковь. Поэтому тех людей, что сочтут необходимым критически отозваться о ней, я прошу всю критику адресовать мне, а не Церкви. Это частный проект, частное мнение. И поэтому я просил бы при ее распространении обойтись без фразы «перед нами еще одно доказательство антисемитизма, охватившего Русскую православную церковь»".

И вновь лукавит диакон. Уже сам его священнический сан придает книге прямую связь с Церковью. Книга не только написана церковным функционером, она и продается только в храмах или церковных лавках. Как и уже упоминавшаяся "Оккультизм в православии". На ней, между прочим, есть официальное церковное благословение. Но тщетно искать в церквях книги Александра Меня. Они по негласному указанию свыше объявлены "нон грата". Гласно же официальную позицию Русской православной церкви однозначно высказал Алексий II еще в конце 1991 года в Нью-Йорке на встрече с американскими раввинами: "Единение иудейства и христианства имеет реальную почву духовного и естественного родства и положительных религиозных интересов. Мы едины с иудеями, не отказываясь от христианства, не вопреки христианству, а во имя и в силу христианства, а иудеи едины с нами не вопреки иудейству, а во имя и в силу истинного иудейства... Еврейский народ близок нам по вере. Ваш закон – это наш закон, ваши пророки – это наши пророки. Десять заповедей Моисея обязывают христиан, как и евреев. Мы желаем жить с вами в мире и согласии, чтобы никаких недоразумений, вражды и ненависти не было между нами".

Тогда кому же нужны эти вражда и ненависть? Ответ дает... сам же Кураев: "В Церкви (за исключением горстки маргиналов) нет религиозно-мотивированного антисемитизма". Но эта "горстка" – самая что ни на есть "могучая кучка". Ее напор постоянно приходится сдерживать Патриарху. К "горстке маргиналов", безусловно, относится и сам Кураев, более того, он стал ее идеологическим рупором. Видимо, по этой причине он и перестал быть референтом (помощником) Алексия II.

Но что поделаешь? Церковь ведь тоже поражена всеми теми недугами, которыми болеет сегодня наше общество. Если генерал-юдофоб объявляет свою партию "Движением против жидов", если руководитель крупнейшей фракции в Госдуме коммунист- интернационалист Зюганов заявляет, что в России "интеллигенция разделилась на две части, которые я условно называю для себя "иван иванычи" и "абрам абрамычи", то почему бы и православному священнику не иметь свое "частное мнение"? В конце концов, крайности всегда сходятся...

Александр Мень был убит на рассвете 9 сентября 1990 года. Более десяти лет прошло с того страшного утра, но преступление до сих пор не раскрыто. Каких только версий не выдвигали за эти годы многочисленные следователи, сменявшие друг друга, и сколько домыслов родилось в пылком воображении журналистов и политиков всех цветов и оттенков. И я строил собственные предположения, пока не прочитал кураевских измышлений о Мене. И сейчас глубоко убежден: убил протоиерея фанатик, начитавшийся авторов, подобных Кураеву, наслушавшийся речей и лекций таких, как он, мракобесов. Профессор Кураев преподает в Свято-Тихоновском Православном институте, где готовятся будущие пастыри российских церквей. Чему же может научить незрелую еще молодежь бывший научный атеист, а ныне "научный" антисемит?

http://www.newtimes.ru/newtimes/

 

Можно ли не праздновать 8 марта?

Диакон Андрей Кураев

В религиоведении и в культурологии есть такой жанр работы: мифологическая реконструкция. Как археолог по обломку колонны пытается восстановить вид храма, как палеозоолог по позвонку пробует восстановить облик динозавра, так историк религии по жесту, по обрывку, по глухому упоминанию пробует реконструировать то верование, которое некогда было живо и определяло судьбы людей, а затем захирело и ушло. Вот есть некий гимн, есть странное имя некоего духа или божества. Но что это за божество, почему именно к нему обратился именно в этой ситуации именно этот человек? Что для него означала эта молитва? Какой должна была быть его вселенная, чтобы в ней эти странные слова оказались бы исполнены смысла?

Таким осколочком, позвонком от динозавра дошло до наших дней празднование 8 марта. Что стоит за этой традицией? Почему она так живуча, несмотря на то, что родом она из той поры, которую сегодня принято ругать? Какие верования, ассоциации, мысли и надежды связывались с этой датой в те дни, когда празднование 8 марта было не традицией, а неслыханной новизной?

Много лет в приближении этой даты я начинал спрашивать всех встречных, включая историков и журналистов, изготовившихся писать праздничные очерки: "почему мы празднуем именно этот день?". Весну естественно было бы встречать 1 марта. Логично было бы ее чествовать 22 марта - в день весеннего равноденствия. День женщины можно было бы праздновать в любое из воскресений весны. Но почему же было выбрано именно 8 число марта? Нет-нет, пояснял я, я не против празднования женского дня, не против того, чтобы начало весны знаменовалось светским праздником, а не только церковной масляницей. Но почему именно 8 марта было избрано для такого праздника? Почему празднуется 7 ноября - понимаю. Почему день классовой солидарности трудящихся отмечается 1 мая - тоже всем известно (по крайней мере официальная версия уверяет, что это память о демонстрации рабочих в Чикаго). Но выбор 8 марта не был объяснен никак. Ни официальная историография, ни народные предания не сохранили ничего о каком-либо событии, которое некогда произошло именно 8 марта, и оказалось столь значимо и памятно для пламенных революционеров, что они решили хранить в веках память об этом дне.

Но если люди празднуют день, о мотивах празднования которого им самим ничего не известно - не странно ли это? Не делает ли это возможной ситуацию, при которой одни люди (статисты, приглашенные на праздник) отмечают одно, а другие (организаторы) празднуют нечто совсем иное? Может быть, организаторы решили не разглашать тайну своей радости? Мол, радость у нас большая, и мы не против того, чтобы весь мир нас поздравлял с этим днем. Но у нас свой, очень частный и не всем понятный повод для праздника, а праздник мы хотим вселенский, и вот для того, чтобы весь мир искренне веселился и искренне нас поздравлял - мы дадим ему другое, профанно-экзотерическое толкование праздника.

Так что же может составлять тайное, эзотерическое содержание этого праздника?

Верно ли, что 8 марта - день Женщины? Ведь всем известно, что 8 марта - "Международный женский день". Также всем известно, что женщины живут во всех странах. Кроме того, почти всем за последние годы стало известно, что 8 марта отмечали только в СССР. Почему же женщины остальных стран его не отмечали? - Значит, это был не день женщины как женщины. В этот день надлежало прославлять женщин с определенными качествами. И эти качества почему-то не очень ценились в других странах.

Причина этой странности очевидна: 8 марта - не день женщины, а день женщины-революционерки. И потому в тех странах, где революционная волна начала ХХ века захлебнулась, празднование Революционерки не прижилось.

Понятна потребность революционного движения иметь свои праздники вместо традиционно-народных, церковных и государственных. Понятно желание дать повод к тому, чтобы еще раз приободрить и почествовать своих товарищей и соратников по борьбе. Весьма умна и эффективна была идея вовлечь в революционную борьбу не только рабочих мужчин, но и женщин, дав им свое движение, свои лозунги и свой праздник.

Но почему днем, когда революционерки должны были выходить на улицы и декларировать нынешнюю ущемленность прав, а также свое нерушимую убежденность в грядущей эмансипации, было определено именно 8 марта? Кого уволили с работы в этот день? Кого бросили в тюрьму? Кто из лидеров демдвижения родился в этот день? Ответа нет.

Значит, мотивы для такого решения были не социальными, не историческими, не публичными. Что-то личное ассоциировалось у творцов этого праздника с этой датой. Что? Чем мог быть дорог этот день для лидеров европейского революционного движения рубежа веков?

Раз мотивы были личными - значит, надо присмотреться к личностям. А этот портретный ряд знаком нам с юности. Вот только недавно позволили мы себе заметить, что роднили этих корифеев и героев не только принадлежность к партии революции и преданность идеям Интернационала. Еще у них было этническое родство. Интернационал, как оказалось, был на редкость мононационален. Что ж, сегодня это факт, без которого невозможен серьезный разговор об истории революционного движения в Европе рубежа XIX-XX веков. Именно выходцы из еврейского народа подняли мир на борьбу с "миром насилья" и призвали разрушить его "до основанья".

Вспомнив это обстоятельство, попробуем вжиться в мир этих людей. Представьте себя на месте, скажем, Клары Цеткин. Вам пришла в голову замечательная идея создать женский революционный отряд, использовать женскую энергию для борьбы с "эксплуататорами". И для консолидации и пропаганды этого движения вам нужен символический день, который был бы днем Женщины-Революционерки. Какому дню придать такое значение?

Революция, как известно, живет религиозным пафосом, она сама есть миф, а для мифа характерно мышление прецедентами. Нынешнее действие должно воспроизводить некоторый образец, архетип, впервые явленный миру в мифологически насыщенное "время оно". Надо подражать образцу. И мифотворческий инстинкт революции требует поставить вопрос так: Были ли в истории женщины, которые поднимали народ на борьбу с тиранией и добивались успеха?

Немец, француз, англичанин при такой постановке вопроса сразу вспомнили бы Жанну д'Арк. Но Клара Цеткин - еврейка. И для нее вполне естественны ассоциации с историей ее родного народа. И в этой истории была такая фигура - Эсфирь.

Много веков назад она спасла свой народ от тирана. Память о тех событиях сохранилась в веках. И не только на страницах Библии. Эсфири посвящен ежегодный и самый веселый праздник еврейского народа - праздник Пурим. И празднуется он как раз на переломе от зимы к весне (у иудеев сохраняется лунный календарь, и потому время празднования Пурима скользит по отношению к нашему солнечному календарю почти также, как скользит по отношению к нему время празднования православной Пасхи). Возможно, в тот год, когда было принято решение начать праздновать "Международный женский день", праздник Пурима пришелся на 8 марта.

Менять каждый год дату праздника Революционерки было бы и неудобно, и слишком откровенно: слишком уж было бы заметно, что празднуется всего лишь Пурим. И потому празднование Женщины-разрушительницы было решено отделить от праздника Пурима, зафиксировать, и ежегодно 8 марта, независимо от лунных циклов, призывать все народы земли прославлять Женщину-Воительницу. Прославлять Эсфирь. То есть - поздравлять с Пуримом (пусть даже и не сознавая этого).

Этот замысел был бы всего лишь остроумен, если бы праздник Пурим был обычным праздником вроде Дня Жатвы или Новолетия. Но Пурим слишком уникален. Пожалуй, ни у одного из современных народов нет праздника, посвященного такого рода событию.

Это не религиозный праздник. Так о нем говорит "Еврейская энциклопедия", подчеркивающая, что этот праздник "не связан ни с храмом, ни с каким-либо религиозным событием" (Еврейская Энциклопедия. Свод знаний о еврействе и его культуре в прошлом и настоящем. т. 13. М., Терра, 1991, стб. 123).

Окончился вавилонский плен евреев. Желающие могли вернуться в Иерусалим. Правда, оказалось, что желающих вернуться на родину значительно меньше, чем можно было представить по предшествовавшим освобождению плачам и требованиям (из проклинаемой "тюрьмы народов" - России - при открытии ее границ также уехало гораздо меньше евреев, чем хотелось бы лидерам сионистского движения). У многих в столице мировой империи (каковым был тогда Вавилон) дела пошли совсем неплохо, и немалое число евреев не пожелало покидать дома, обжитые за столетие, разрывать привычные связи, торговые контакты, терять устоявшуюся клиентуру. Тысячи еврейских семей остались жить в городах персидской империи, и причем в положении отнюдь не рабском.

Сложившееся положение со временем начало удивлять и самих персов. Оглядываясь вокруг, они переставали понимать: кто же кого завоевал. Персы покорили Иерусалим, или евреи захватили Вавилон? Как обычно в подобных ситуациях, последним институтом власти, который осознает угрозу национальным интересам и пытается их отстаивать, оказываются "силовые структуры". И вот подобно Крючкову, докладывавшему Горбачеву об "агентах влияния", персидский министр обороны генерал Аман идет к царственному Ксерксу (события происходят около 480 г. до Рождества Христова) и делится своими печальными наблюдениями.

Как только что было отмечено, времена были еще далеко не евангельские, а нравы - отнюдь не христианские. Реакция Ксеркса была решительно-языческой: истребить всех евреев. О замысле Ксеркса узнает его жена царица Эсфирь. Царь не знает о ее национальности. И вот, в минуту восторгов и обещаний, Эсфирь вытягивает из супруга признания и обещания: ты любишь меня? значит, ты любишь тех, кого я люблю? значит, ты любишь мой народ? значит, ты ненавидишь тех, кто ненавидит меня? значит, ты ненавидишь тех, кто ненавидит моих друзей и родственников? значит, ты ненавидишь ненавистников моего народа? Так дай волю своей ненависти! Уничтожь моих врагов, которых ты считаешь и своими врагами! И Ксеркс, без особых раздумий отвечавший согласием на все эти вопросы, теперь с удивлением обнаруживает, что он согласился уничтожить всех врагов ненавистных ему евреев...

В итоге в день 13 Адара (этот месяц еврейского календаря приходится на конец февраля - начало марта) во все города империи приходит царское повеление относительно погромов. Но готовилось-то всё к избиению евреев. А гонцы привезли совершенно иной указ. Оказалось, что царь позволил Эсфири и ее двоюродному брату и воспитателю Мардохею составить указ о предстоящих погромах: "напишите и вы о иудеях, что вам угодно, от имени царя, и скрепите царским перстнем... И позваны были царские писцы и написано было все так, как приказал Мардохей к правителям ста двадцати семи областей от имени царя - о том, что царь позволяет иудеям, находящимся во всяком городе, собраться и стать на защиту жизни своей, истребить, убить и погубить всех сильных в народе и в области, которые во вражде с ними, детей и жен, и имение их разграбить" (Есф. 8,8-11)

И в течение двух дней "все князья в областях, и сатрапы, и исполнители дел царских поддерживали иудеев. И избивали иудеи всех врагов своих, и истребляли, и поступали с неприятелями по своей воле" (Есф. 9,3-5). Аман был повешен с десятью его детьми. Всего было уничтожено 75 000 персов. Элита страны. Все, кто мог быть конкурентами. Участь персидской империи была предрешена.

Я не пишу сейчас богословское исследование, не занимаюсь истолкованием и апологией Ветхого Завета. Я не скажу ни слова осуждения в адрес персонажей Священной Истории. Замечу лишь, что в еврейском тексте книги Эсфирь ни разу не упоминается слово Божие. Это историческое сказание, а не откровение Божие.

Мое недоумение о другом: как можно спустя тысячелетия праздновать события того дня... Есть ли другой народ на земле, который с веселием празднует день заведомо безнаказанных массовых убийств? Я понимаю праздник в честь военной победы. Это было открытое и рискованное столкновение, и день победы - это мужской и честный праздник. Но как праздновать день погрома? Как праздновать день убийства тысяч детей? И как можно писать о "веселом празднике Пурим"?

А праздник этот очень веселый. Это единственный день, в который трезвый и педантичный Талмуд предписывает напиваться: "После полудня едят праздничную трапезу и пьют алкогольные напитки, пока не перестают различать между словами "проклят Аман" и "благословен Мордехай"" (Сидур. Врата молитвы (шаарей тфила) на будни, Субботу и Праздники. Перевод, комментарий и пояснение к порядку молитв под редакцией Пинхаса Полонского. Иерусалим-Москва, 1993, с. 664). Праздничная трапеза включает в себя пирожки с поэтическим названием "уши Амана" (Еврейская Энциклопедия. т. 13. Стб. 126). Говорят, это знакомые нам всем треугольные пирожки из слоеного теста с мясом внутри. Такая милая семейная сцена: родитель, не отличающий уже имени Амана от имени Мардохея, предлагает сынишке: "милый, не хочешь ли еще покушать плоти нашего врага?".

И этот праздник почитается величайшим. Среди талмудических мудрецов "существует даже мнение, что когда все книги пророков и агиографов будут забыты, книга Эсфири все-таки не забудется, а праздник Пурим не перестанут соблюдать" (там же, стб. 124).

Так безосновательно ли предположение, что в сознании еврейских лидеров Интернационала женское революционное движение ассоциировалось с именем Эсфири, а 8 марта было избрано ими в силу привычки праздновать в эти дни семейный праздник Пурим?

У Интернационала и цели были интернациональные, планетарные. Им было, что сказать всем народам. Пурим - праздник избиения врагов. А кто такие враги для иудеев? Только ли соплеменники несчастного Амана? В средневековом "Диспуте Нахманида" иудей толкует псалом "Рече Господь Господу моему седи одесную Мене дондеже положу враги твои к подножию ног Твоих". Иудей соглашается, что речь идет о Мессии. И поясняет: "Бог и будет помогать мессии, доколе положит все народы в подножие ног его, ибо все они враги его - они порабощают его, они отрицают его пришествие и его власть, а некоторые из них создали себе другого мессию" (Диспут Нахманида. Иерусалим-Москва, 1992, с. 48). Итак, в истории еврейской мысли есть течение, которое полагает, что все народы - враги евреев. События Пурима напоминают, как именно надлежит поступать с врагами. В этом и состоит чудовищность этого "веселого праздника": из поколения в поколение он воспроизводит модель обращения с теми, кого евреи однажды сочтут своим врагом. Истории нет, прогресса нет. Роста духовного сознания и нравственности нет. Ветхозаветная кровожадность не преобразилась. Те нормы живы до сих пор. Архетип не отменен. Он продолжает расцениваться как образец, достойный воспроизведения (пока - ритуально-символического, при случае - реального)...

Теперь нам осталось лишь вспомнить, что приход Интернационала к власти в России был связан с переменой календаря, и спросить: а когда же праздновался день, ныне называемый "восьмым марта" в революционных кружках предреволюционной России? Оказывается, восьмое марта по новому стилю - это 23 февраля по старому. Вот и отгадка - почему "мужской" день и "женский" так недалеко друг от друга. Когда европейские братья по Интернационалу отмечали "восьмое марта", в России этот день назывался 23-им февраля. Поэтому в предреволюционные годы партийцы и сочувствующие им привыкли считать праздничным днем 23 февраля. Затем календарь переменили, но остался рефлекс праздновать что-то революционное 23 февраля. Дата была. В принципе (учитывая плавающий характер Пурима) эта дата ничем не хуже и не лучше 8 марта. Но - надо было найти и для нее прикрытие. Спустя несколько лет соответствующий миф был создан: "День Красной Армии". Память о первом сражении и первой победе.

Но это - миф. 23 февраля 1918 г. не было еще ни Красной Армии, и не было ее побед. Газеты конца февраля 1918 года не содержат никаких победных реляций. И февральские газеты 1919 года не ликуют по поводы первой годовщины "великой победы". Лишь в 1922 г. 23 февраля было объявлено Днем Красной Армии". Однако, еще за год до 23 февраля 1918 г. "Правда" пишет о том, что 23 февраля является праздничным днем: "Задолго до войны пролетарский Интернационал назначил 23 февраля днем международного женского праздника" (Великий день // Правда, 7 марта 1917; подробно об этом см. М. Сидлин. Красный подарок к Международному женскому дню 23 февраля // Независимая газета, 22.2.1997).

Впрочем, придумать празднованию 23 февраля прикрытие надо было еще и потому, что именно 23 февраля 1917 г. началась "Февральская революция". Поскольку большевики не играли в ней ведущей роли, но все же приняли ее, приветствовали и внесли в свои святцы, то надо было дню "свержения самодержавия" (сохранив его праздничность) дать иное название. Он стал "днем Красной армии".

Так традиция празднования Пурима привела к установлению женского праздника 8 марта. К женскому революционному дню были приурочены беспорядки якобы голодавших жительниц Петрограда 23 февраля 1917 г. Падение Российской Империи совпало ("совпали") с разгромом империи Персидской. С Пурима 1917 г. в России запахло погромом - погромом русской культуры... Так что советское поздравление с 8 марта (равно как и с 23 февраля) - это еще и поздравление с "избавлением" от "царизма". Православным же людям поздравлять друг друга с таким праздничком - это уже не смирение, а садомазохизм.

И еще: единственное военное событие, происшедшее 23.2.1918 - это решение ЦИК Совнаркома о принятии условий "Брестского мира". Это - день капитуляции России в Первой мировой войне. Капитуляции по воле Интернационала, превратившего "войну империалистическую (точнее - отечественную) в войну гражданскую". Трудно найти более позорный день в военной истории России (в том числе - Советской России). И то, что сегодня этот день называют "Днем защитника Отечества" - еще одна издевка.

Вообще очень занятно слушать намеки, которые "посвященные" в тайну Пурима произносят в присутствии людей, которых они считают непосвященными. Например, в 1994 г. в Москве открылся магазин кошерной пищи. Главный "антифашист" Москвы, депутат Московской городской думы Евгений Прошечкин, выступая на церемонии открытия этого магазинчика, "произнес тост за повышение роли торговых предприятий в развитии национально-политических отношений. Кстати, в свое время особую и весьма достойную роль в них сыграли масла, которыми натиралось тело библейской героини Эсфири, жены персидского царя Артаксеркса" (П. Эрлих. Москва кошерная. // Сегодня, 30.6.1994) Какой тонкий юмор! Оказывается, вырезать 75 тысяч человек - значит сыграть "достойную роль в развитии национальных отношений"! Поддерживая изящную шутку депутата, журналист продолжает: "Говорят, царь оставил немного для фирмы "Осем" и для нас с вами". Так что - владельцы и посетители кошерного магазина намерены воспроизвести в России сюжет книги Эсфирь? Кстати, по сообщению этого же журналиста, в меню презентации входило блюдо под именем "уши Амана"...

Понимаю, что от вышеприведенных рассуждений легче всего отмахнуться, навесив на них ярлык: "антисемитизм". Но это будет неправдой. Я не антисемит. И до сих пор я не отрекаюсь от своей статьи "Антисемитизм - это грех" (Еврейская газета. №1, 1992). Грешна любая ненависть, в том числе и национальная. Но если Еврейский Национальный Конгресс и НТВ позволяют себе недобрым оком взирать на наше Евангелие (поистине - избави нас "от очес призора"), то и я счел допустимым посмотреть на историю Пурима взглядом, не сглаживающим острые углы. Так что эту мою статью можно считать ответом на "последние искушение" НТВ. Это просто напоминание: не бросайтесь камнями, живя в стеклянном доме. Но это - повод.

А причина моей неприязни к 8 марта гораздо более прозаична: просто я с детства терпеть не мог 8 марта. А став человеком церковным, я полюбил православный "женский день" - "неделю жен-мироносиц", празднуемую в третье воскресенье после Пасхи (в этом году - 3 мая). Так что эту статью я написал не для того, чтобы кто-то стал хуже относиться к Кларе Цеткин и к ее народу, а для того, чтобы вернулось уважение к нашим, православным традициям. Ради того, чтобы и в нашем, в русском доме был праздник.

P.S. Поскольку мне приходится часто полемизировать с оккультистами, то не могу не воспользоваться случаем и не указать на ниточку, которая связывает иудейский Пурим и оккультных чаятелей "Эры Водолея".

Здесь выстраивается такая перекличка: у астрологов нынешняя эпоха именуется "эрой Рыб". Она началась около Рождества Христова и заканчивается в самом начале XXI столетия. Рыба - раннехристианский символ (по гречески рыба - icquj - может быть расшифровано как сочетание первых букв выражения "Иисус Христос Сын Божий, Спаситель"). Поэтому "эпоха Рыб" толкуется оккультистами как время торжества христианства, и, соответственно, магического "невежества", как время, неблагоприятное для "эзотериков". С наступлением же "эры Водолея" связываются надежды на расцвет оккультно-магических способностей. Талмудическая литература солидарна с оккультистами в том, что знак Рыб неблагоприятен для иудеев. Она повествует, что Аман был астрологом, и выбирая время для преследования евреев, он обратился к астрологическим таблицам. Однако каждый месяц оказывался благоприятным для евреев: так, Нисан был благоприятен для евреев из-за пасхального жертвоприношения; Ияр - из-за малой пасхи, Сиван - потому что в этом месяце была дарована Тора и т. д. Но когда Аман дошел до Адара, то нашел, что он находится под зодиакальным знаком Рыб, и сказал: "Теперь я буду в состоянии поглотить их, подобно рыбам, проглатывающим одна другую" (Еврейская Энциклопедия. т. 6, стб. 124). Этот талмудический рассказ складывается уже в христианскую эпоху, и в сознании его авторов и слушателей в течение веков он явственно ассоциировался с "временем Рыб", то есть с эпохой господства христиан. Вопроса о влиянии иудаизма на европейский оккультизм я касаться не буду. Но созвучность чувствований и идей все же несомненна. И там, и там есть ассоциация: рыбы-христиане-зло.

Так что христианам отмечать праздник Пурим, пусть даже под другим названием, не приличествует. Ведь это праздник, желающий нам уйти в прошлое.

Источник - http://studios.narod.ru/Slovo/Mfrt.htm

 

 

Я приглашаю Вас присылать интересные для читателей и Вас работы
Николай

Мы рады любым замечаниям, пожеланиям, информации
Пишите

Н.Ардабьевский

HotLog

SpyLOG

Пользуйтесь любыми материалами без письменного разрешения автора
сайт - православный, некоммерческий

© Николай Ардабьевский. 1997-2002 Москва Россия

начало создания 5 августа 1997 г.